Фильм Волчок онлайн

Волчок Волчок
Шестилетняя девочка никогда в жизни не видела свою мать. Но, однажды появившись, чтобы скоро снова уйти, мать подарила девочке маленькую нелепую игрушку — волчок. Это имя как нельзя лучше подошло и самой девочке…
Девочка могла бы вырасти настоящим волком, если бы не преданная, глубокая любовь к матери, живущая в детском сердце. А мать снова и снова бежит от дочери в поисках себя, чужой любви, пытаясь устроить свою личную жизнь. Этот бег — бесконечный ряд повторяющихся ошибок, как мелодия шарманки, как вращение волчка — той единственной игрушки, что она подарила дочери когда-то. Но однажды это вращение обрывается…. Волченок. Её бросают, отталкивают, игнорируют, швыряют прочь. А она всё тянется к своей маме, всё ждет, надеется на что-то.

Девочка, она живет в абсолютно пустом мире, в котором её встречает лишь молчаливая бабушка, сгущенка с гематогеном, лампа, игрушечный волчок.

И мама.

Пусть она приезжает раз в неделю, пусть не замечает, пусть говорит плохие слова. Она все равно остается мамой. Родной и единственной. Той, кого можно ждать день за днем, сидеть, ждать и надеяться.

- Мама! Когда ты придешь снова? Пусть злая машина уезжает, а ты оставайся! Пожалуйста!

… Глухой крик в пустоту… Даже не оглянулась. Она всё равно уезжает. Может, вернется. А может и нет. Но волчонок всегда будет ждать свою маму. Не смотря ни на что.

Да, этот фильм о том, как девочка ждет свою маму. Каждый день своей жизни. Каждую минуту. Маму, когда так близко, — ну вот же, сидит рядом, — и, в то же время, которая так далеко, отгородившись непробиваемой стеной безразличия, плохо прикрытого мишурой якобы «важных дел». Помнил ли она, что вон та тень в углу — её дочь? Может, да. А может, уже нет.

И пусть нет никакой надежды. Пусть тень так и останется тенью в углу комнаты. Сидя у окна своего пустого мира, волчонок всё равно будет ждать.

Всегда.

PS Красивый фильм, отличная операторская работа, простой и одновременно, целостный и глубокий, не побоюсь этого слова, гениальный сюжет. Это фильм из категории тех, посмотрев которые начинаешь чуть иначе смотреть на мир. Он не пытается разжевать какую-либо идею, не пытается разделить на «правильно/не правильно». Он лишь демонстрирует. Показывает картину, зарисовку. Не отвечая на вопросы, но позволяя зрителю самому задать их, прочувствовать изнутри и, возможно, серьезно задуматься над ответами.

Однозначно,

10 из 10
. Чтобы причинить ребенку нечеловеческие муки, не нужно изощренных пыток. Нужно просто не любить его. Лишаясь родительской, а особенно материнской любви, ребенок лишается самого основания быть, жить, расти, развиваться, рожать своих детей и любить их. Эта душевная рана остается на всю жизнь и всю жизнь, как бы она потом ни складывалась, будет кровоточить.

В каждой сцене фильма, в каждом жесте матери, в каждом слове вместо абсолютно естественной и необходимой для ребенка больше, чем хлеб насущный, любви здесь пустота. Абсолютный ноль. И в сотый раз, получая вместо хлеба камень, душа девочки начинает грубеть. Нет, она конечно продолжает отчаянно любить мать, ведь детская любовь слепа и безрассудна, убить её практически невозможно. Но сможет ли потом такой ребенок любить своих детей, когда душа неизбежно зачерствеет с возрастом? И в этом подлинная трагедия..

В фильме абсолютно нет чернухи, он снят ровно, четко, жестко, без истерик и искусственного нагнетания, предельно реалистично. Игра Яны Трояновой ("Мать») гениальна, без неё фильм бы не вышел таким удачным. Там нет фальши и от этого становится ещё страшнее. Чувствуется глубокое сопереживание режиссера и зритель, даже далекий от маргинальной реальности, описываемой в фильме, начинает сопереживать.

Тяжело писать эту рецензию. Тяжело смотреть этот фильм. Но хочется сказать огромное спасибо молодому режиссеру, который взглянул на эту избитую для России тему свежим, незамыленным взглядом и снял такой фильм вопреки михалковщине и хотиненковщине, царствующей на наших экранах. Это больно, это страшно, но это наша жизнь, которую мы видим вокруг и, как правило, не хотим замечать.

Бездумный механический волчок жизни продолжает крутиться, пока не иссякнет кинетическая энергия, а она обязательно иссякнет, так как даже она питается от любви, а любви нет. Страшнее отсутствия любви не может быть ничего.
. Не могу сказать плохо о фильме, хотя идя в кинотеатр я думал что он будет мягко говоря неочень. На первых кадрах фильма мы видим мать бегущую от соблюдителей закона, но далеко ей не убежать на улице холод одета она легко да еще и будущея мать точнее становится ей в тот самый злосчастный момент. Если бы еще час или два и девочка бы могла родится в больнице без воспаления легких, но Сигарев хочет показать именно трагическую картину.

Живя с бабушкой так как мать оказалась после того случая в тюрьме, девочка даже не знала как называется поселок (город) который находится рядом. И вот в один «прекрасный день» приходит мать, с хахолоем, которого подцепила в поезде, дарит девочке волчок — игрушку вроде бы обычная игрушка но для девочке это нечто большее чем просто игрушка — для нее это проявление материнской любви которой ей так не хватало но она очень верила что мама ее любит и сама она ее очень любила. От матери в ответ лишь ненависть, а после смерти бабушки девочки эта ненависть становится еще больше и весь фильм это очень хорошо заметно как например: брошенная бутылка пива в дочь, разговоры с сестрой да и в общем вся ее жизнь это лишь кусок зла и ненависти.

В конце фильма я ожидал хэпи энда, но его не увидел. Зато увидел чистую, искреннею, бескорыстную любовь даже спустся столькие годы после отъезда матери на юг. Заканчивается фильм на том же месте где и начинался как будто и не было ничего: шум воды и глаз девочки устремленный сквозь щелочку вдаль, точнее на нас или на мир.
. В 2013 году на экраны вышел фильм ужасов «Мама», заставивший многих содрогнуться. Русские реалии, однако же, зачастую оказываются куда страшнее: лесное чудище-призрак не идёт ни в какое сравнение с матерью-кукушкой, для которой собственное дитя — обуза.

Сигарев не из тех режиссёров, которые полфильма ходят вокруг да около: пугают скрипом половиц и мрачными тенями. Монстра он показывает сразу и крупным планом: выкрашенные в ядрёный рыжий волосы — бельмом на снегу, хилое тельце с завязанными за спиной руками, ползающее червяком в сугробе, губы в дешёвой алой помаде, выкрикивающие матерные слова и «Я щас рожу, бл**». И если у заморских коллег по цеху темнота скрывает в себе неизвестность, сигаревские пятьдесят оттенков чёрного — это до боли знакомая, неприкрытая мерзость, которую действительно лучше бы никогда не видеть.

Пугаешься здесь не исподтишка, а сразу, впрочем, ожидая, что развитие сюжета и характеров принесёт с собой некие передышки от нагнетания «атмосферы». Режиссёра, однако, не интересуют люди и события: девочка, от лица которой ведётся повествование, похожа на маугли — не на того, из мультфильма, а на реальную жертву воспитания (точнее, его отсутствия). Она знает от силы десять слов, любит забираться в тёмные углы или под стол, смотрит на всех исподлобья и кидает камнями в очередного маминого ухажёра. Дикий волчонок, выросший сам по себе, в доме, где его никто ни разу не приласкал. Вся она — это ощерившаяся обида и затаённая агрессия. Разбить трёхлитровую банку о голову дяди Коли, задушить ежика подушкой — для неё так же естественно, как ждать, что мама когда-нибудь полюбит её. А мама лишь отчаянно кричит: «Что ты ко мне привязалась? Я жить хочу! Жить, бл*дь!» Весточкой в следующий фильм Сигарева, где он покажет жизнь во всей красе.

Казалось бы, за полтора часа повествования можно было бы раскопать котлован человеческих эмоций, но здесь всё грубо и просто. Здесь нет места вопросам, сомнениям, выбору, ибо всё это присуще людям, а на экране — звери. Ребёнок-волчок и мать-кукушка, движимые инстинктами. Не образы, а сырые реакции тела. Не диалоги, а грубое рычание или тоскливый вой на луну. Потому нет и не может быть никакого развития действия, кроме как по прямой от «плохо» к «ещё хуже». И потому финал — не подведение итогов, а нелепый, неизбежный рок.

«Волчок» — не интеллектуальный фильм, из-за чего на Сигарева посыпалось много камней. На вопрос «И чё?» он не знает ответа и даже не пытается его найти. По отстранённой манере наблюдения за своими горе-персонажами он действительно похож на Валерию Гай-Германику: он не лезет в душу, потому что и так уже испачкался по локоть. Однако же, умения эмоционально воздействовать на зрителя, определённым образом шокировать его у него не отнять. Грамотно подобранные ракурсы (вид из-под стола, сквозь замочную скважину, в зеркало), яркая образность (щенки в полиэтиленовом пакете, ёжик), резкие слова («Мы нашли тебя на кладбище!») — всё это постепенно воздействует на зрителя. И если вначале какие-то сцены и походили на фарс, то под конец не остаётся ни одной ироничной ноты. И если зачастую режиссёры открещиваются от каких-либо совпадений с реальными личностями и событиями, то здесь Сигарев всеми возможными способами разрушает границы между вымыслом и былью. Да, именно так мы и живём. Всё правда.

И разве часто возникает такое чувство после просмотра фильмов?
. …Красивые слова не подходят к этому кино. Буду говорить языком медицинской карты или судебного решения, тем более, что сам фильм по сути и тем, и другим является.

«Волчок» — уникальное в своей беспросветности кино. Даже Ларс фон Триер со скандальным «Антихристом», пожалуй, будет не страшнее Джанни Родари в сравнении с относительно юным уральцем Василием Сигаревым. В том же «Антихристе» зло и жестокость показаны как патология, которая очень чутким сном спит где-то не совсем в глубине человеческой души и просыпается от любого шороха. У Сигарева еще хлеще: тут даже не зло и жестокость, а мерзость и гниль, которые нигде не спят, а являются воздухом, которым мы все дышим.

Я не собираюсь пересказывать сюжетные перипетии «Волчка» — люди с крепкими нервами насладятся сами, а остальным и не стОит. Поверьте на слово: все худшее, что вы можете вообразить о жизни пьющей и гулящей матери-одиночки и ее несовершеннолетней дочки, там показано. Регулярные визиты дочери на кладбище и «дружба» с мальчиком-покойником — здесь не самое шокирующее. Шокирующее не в плане визуального натурализма, а аномальности эмоций и отношений.

Вопрос в том, зачем снимать такие фильмы. Что и как собираются показать нам авторы — показать, надо отдать должное, не без налета арт-хаусности, — становится ясно минуте на восьмой. Дальше — ничего принципиального нового не происходит: той самой гнили и мерзости становится только больше, но никаких выходов и выводов из нее не следует. Сигарев воспринял у своего учителя, выдающегося драматурга Николая Коляды умение шокировать зрителя, словно огрев его тупым тяжелым предметом из-за угла. Но, видимо, забыл научиться тому, что делать с этим ударенным зрителем дальше…

…Финальные титры сообщают нам, что съемки фильма проходили в Екатеринбурге, Ревде и Дегтярске. Что же, антураж подобран точно. Да и земляки в массовке — убедительны…
. Быть волчком и играть волчком…

Два совершенно близких друг друга человека стали совершенно чужими друг другу… Именно, поэтому режиссер нам рисует мир в блеклых, темных цветах, где практически нет места солнечному свету, а если и есть, то только тусклому и затухающему пламени надежды…

Дочь, пытается завоевать любовь и привязанность матери, крутясь вокруг нее волчком, иногда ударяясь и останавливаясь, чтобы взглянуть на поведение матери.

Но рано или поздно волчок должен остановиться сам собой, либо при чьей либо помощи, что и случилось в конце.

Фильм поднимает актуальные человеческие проблемы, это и отношение между поколениями, и отношения матери и дочери…

Я советую всем посмотреть этот фильм, для того чтобы увидеть со стороны исход бездействия и пофигизма… Почувствовать те страдания, которые испытывают люди обделенные любовью и вниманием…

9 из 10
. Хочу в самом начале назвать два фильма, похожесть на которые, я увидела практически с первых кадров — это «Страна приливов» Терри Гиллиама (не определилась в своем отношении к этому фильму) и «Антихрист» Ларса фон Триера (очень не люблю этот фильм).

В «Антихристе» я видела такой же красиво снятый лес, здесь березы, там дубы, тот самый дождь из желудей по крыше дома, завораживающе, дьявольски красиво выглядит эта густая зелень, тропы, просто очень хорошая работа оператора, лес — сказка (для меня эта съемка леса — единственное, что понравилось из всего «Антихриста»). А еще это заимствование безымянности героев. Я рискну предположить, что режиссер фильма смотрел «Антихриста». Не могу не сказать, что отсутствие имен эффектно, наверное, пусть это и не новаторство. Как и тот чарующий лес — не новаторство, но мне наплевать, потому что это было красиво. Но для меня Триеровская трагедия не имела смысла, но красоту съемок не могу не оценить. И пусть это берут, пусть снимают так еще и еще, ничего плохого в этом не вижу. В этом фильме смысл довольно прост, и лежит на поверхности.

Ну, а «Страна приливов» же — чистый вымысел, ребенок из совершенно пугающей маргинальной семьи, живущий в своем мире, но живущий счастливо, с любящим папочкой, новыми друзьями и т. д. «Тамошняя» девочка наслаждается своим выдуманным миром, каждый день совершает в нем какие-то открытия, дружит не с покойниками на кладбище, а с оторванным кукольными головами, в то время как со стороны это все кажется каким-то диким кошмаром. Не драма, а фантазия. Здесь путешествие маленькой героини совершенно другого характера, это далеко не путешествие Алисы по «стране чудес», скорей по какому-то царству скорби. Но именно родители, что там, что здесь, отправляют ребенка в это самое его путешествие.

Но угораздило меня посмотреть фильм «Волчок» по телевизору в передаче «Закрытый показ», возможно, если бы не это, не было бы вот этой части моей рецензии, и была бы она куда короче и не такой «спорщическо-адвокатской» в принципе. Ну, как же переполошились из-за этого фильма, где совершенно не возникает тех самых тяжеленных вопросов, как, например, для кого был снят этот фильм, для зрителя или же это типа того «эссе для режиссера»? Фильм-то понятный. История-то реалистичная, жизненная совершенно, и кидайте в меня камушки, если так не нравится эта фраза. Или не видел никто ни разу таких вот деток со своими такими вот мамами/папами? Простите, но напоминало конкурс, а кто хитрей выскажется. И вся это полемика: Россия это, не Россия, не хотим такую Россию, не показывайте ее нам, фу. И я думаю, что никого этот фильм не может оскорбить, и если у фильма есть призыв или мораль (если надо, конечно, во всем искать призывы и морали), то он, наверное, в том, что мы, люди, просто не имеем права быть жестокими.

Да фильм-то сам просто показывает, а не бросает вызов, смотрится с интересом, а лицемерия ни грамма, а ведь его так много везде, а идея доносится совершенно без тех самых сложностей. Некоторые кадры редкой красоты, вышеупомянутые пейзажи, лица крупным планом, красиво сделанные «некрасивые» цвета (пример: цвет волос матери), свет, актерская игра неизвестных мне людей, не вызывающая ни малейшего грамма сомнения, которых подобрали, как далеко не все именитые и признанные (вопрос только кем?) могут подобрать, чтобы так верно передать образ. Все реплики натурально правдивы для тех, кто их произносит. Приемы, которые сейчас называют «артхаусом», я, наверное, о них выше рассказала, назвав их заимствованием, а что, они так сильно мешали? Нет, украшали. Не нужна лично мне тут была съемка такой жизни сродни документальной. Мне знакома такая сильная любовь к матери, именно к матери, любой, даже вот такой. И не может такой любви быть к мужчине/женщине, к ребенку и т. д. Детская любовь бывает вот такой, сильной, особенной, необъяснимой, жертвенной, никому не нужной и потому убитой, избитой, подавленной. А в том, что показанное чувство было любовью, сомнений у меня нет никаких. Это было художественное описание этого явления, этого чувства, пусть не какими-то новыми приемами, но качественно, хорошо примененными, я здесь увидела кино.

Конец не понравился, честно, я бы окончила просто тем, что они бегут друг за другом по этой улице и все. Пусть каждый бы додумывал. Да и снизила бы я за этот конец оценку. Но все же, благодаря тем самым странным спорам и вопросам, возникшим по непонятным мне причинам, и обвинениям, с которыми я не согласна, поставлю ту оценку, которую бы поставила без не понравившегося конца. Режиссеру хочется пожелать удачи.

8 из 10
. Мой интерес к этом фильму привлек друг, который так ярко и эмоционально описал свои чувства после просмотра, что я не устояла перед такой пропагандой. Перед просмотром я полностью настроилась на трогательную слезливую волну… Но. наверно это было неподходящим настроением для такого фильма.

С самого начала кино начинает чувствоваться безумное напряжение. Тонкие женские ножки на каблуках, которые ели несут свою непутевую хозяйку по приличным сугробам. Вот такие трудности пришлось пережить так называемой Маме в самом начале фильма… да и на протяжении всей картины Троянову явно не гладили по голове (зона, толпы мужиков-кабанов, скитания среди чурок, ребенок с сомнительной психикой). Я не отрицаю, что она частично сама виновата в своей судьбе, но тут уже многое зависит от воспитания, которое она получила от зашуганной бабки. Несмотря на несчастную спившуюся женщину, зрители с гораздо большей симпатией относятся к странной девочке, которую в реальной жизни, скорее всего поместили бы в больницу для душевно-больных. Я не выступаю категорически против недоразвитых детей, но эта девочка не вызвала у меня ни грамма сострадания, более того я сама не смогла бы жить с таким ребенком-отшельником.

Сценарий снят в самых грубых и пессимистичных красках. Сигарев, как и многие отечественные режиссеры, пытается с помощью ребенка залезть в душу зрителя. Но тот ли это фильм, который способен дать поучительный урок или хотя бы раскрыть проблему, поднятую сценаристом? Я считаю, что нет, потому что во всём мире всегда будут существовать такие безнравственные родители, которым будет наплевать на своих убогих детей, и эту проблему должно решать государство, а не охающие и ахающие любители свеженьких ощущений. Нормальный человек никогда не убьёт женщину и не будет бежать от милиционеров в предвкушении родов, поэтому не бойтесь, друзья :)

Ваша судьба в полной безопасности, и чтобы обезопаситься от роковых ошибок — вовсе необязательно смотреть этот `поучительный` фильм.
. Мне очень понравилось. Вот просто — «очень понравилось». Это настоящее, очень качественное, очень красивое кино. Мой внутренний фотограф бился в истерическом восторге от каждого кадра, от света, от ракурсов, от решения пространства. Мой внутренний эстет (и откуда только вылез, а?) бился в истерическом восторге от того, как актеры жили персонажей перед камерой. Мой внутренний аналитик не проявлял бурных бесполезных эмоций, а анализировал до кровавых мозолей.

Фильм о любви. Фильм о нелюбви. Фильм о том, что такое быть ребенком. Не рекламным карапузом в памперсе и с киндер-сюрпризом в потной ладошке, а самым настоящим ребенком, чей мир прекрасен, удивителен, загадочен, нелогичен. И больно ранит острыми гранями — но не теряет от этого красы, удивления, и загадки. В фильме нет ни одного взрослого человека, ни единого. В фильме нет ни одного человека, получившего достаточно любви для того, чтобы повзрослеть. Девочка, мама, бабушка — три оболочки одного и того же звереныша, который так и не вырастает в зверя. Травма нелюбви, переходящая из поколения в поколение, сверху вниз, без права на побег — потому что некуда бежать.

Бабушка старенькая — хотя ей едва ли есть по сюжету пятьдесят.

Мать молодая — но это молодость без свежести и свободы. Мать не живет, не взрослеет, не растет — она горит, пытаясь выдрать у окружающего мира хоть какие-то крохи любви. Перегорит — станет бабушкой старенькой, пустой изнутри

Девочка маленькая — и любит, любит инстинктивно, сильно, горячо. И выхода у нее нет — кроме как вырасти, начать горесть, и закончиться к пятидесяти годам. Думаю, поэтому Сигарев заканчивает фильм смертью девочки. Смерть — второй выход, выход в никуда, выход туда, где можно любить — и не сгорать дотла без отдачи извне

Сцены на кладбище завораживает. Сказка матери про волчка — гипнотизирует. Красота раскадровок сшибает с ног. Если отбросить табу — наши, взрослые табу, страхи, оценки — мы получим кристально ясный и понятный мир. Который существует вне зависимости от того, отворачиваемся ли мы, взрослые, от него, или смотрим прямо

Я думаю, это надо смотреть. Не как назидание, «а в африке дети голодают», не как «чернуху» для разбавления сладкого существования в «теплых клетчатых пледах» (с) с кофе и ноутбуком — что плохого в радостях жизни?, а как невыразимо красивое кино о ребенке и о мире ребенка. Каков бы этот мир ни был.

10 из 10
. Фильм смотрится с интересом. Несмотря на плавное его течение, там довольно много эмоциональных сцен, которые не дают заскучать. Другое дело, что эмоции там в основном негативные. Единственное светлое чувство на фоне всего фильма — это мучительная привязанность и любовь. Любовь брошенной девочки-волчка к развязной матери, которая всеми способами пытается избавиться и отгородиться от своего ребенка.

Много мата, непристойностей, неприятных для глаза сцен, порой даже жестоких.

В то же время фильм затягивает в какую-то пучину. Перед просмотром мне казалось, что фильм будет тяжелый. Это оказалось не так. Чем-то он завораживает, вводит в транс. Возможно, что смотрится он так из-за очевидной безысходности. Сюжет настолько предсказуем, что ты не ждешь никаких просветов, смиряешься с тем, что есть и пытаешься погрузиться в это, прочувствовать.

Итог — вы не увидите здесь чего-то неожиданного или шокирующего. Сюжет последователен и, по-своему, спокоен. Этот фильм стоит посмотреть тем, кого притягивает грязь без завесы.
.